Мозг человека под прицелом: психотронное оружие

Зачем мы приходим в этот мир? Правильно, для приобретения своего чувственного ОПЫТА, т.е. наработки своего индивидуального СОЗНАНИЯ. Именно личное СОЗНАНИЕ (информация, накопленная и систематизированная индивидуумом в период его жизненного цикла) и определяет то, что мы называем ЛИЧНОСТЬЮ человеческого существа.

Может ли кто-то «подменять» части этого индивидуального сознания?

Может ли кто-то «удалять» части этого индивидуального сознания?

Эти вопросы, к сожаления, даже не рассматриваются современными учёными сегодня. А зря! Ведь ПСИ-оружие — это не выдумка фантастов, а кошмарная реальность нашего времени.

А ведь именно путём внесения изменениий в ЛИЧНЫЕ СОЗНАНИЯ людей современные власти хотят управлять ими. Подменённая в личных сознаниях информация воспринимается людьми как личная, т.е. полученная ими опытным путём, т.е. факт её подмены  ими не ощущается. И, как результат, у личности изменяются полученные на собственном опыте знания о том — что такое «хорошо», а что «плохо»; что такое «полезно», а что «вредно»; кто «друг», а кто «враг»; и так далее.

Властьимущие практически всех стран мира желают:

  • отвлечь граждан от экономических, политических и иных кризисов;
  • выработать у них психологию послушания;
  • создать и усилить неспособность самостоятельного критического мышления;
  • выработать у граждан боязнь собственной позиции;
  • создать и поддерживать массовые психозы;

 

Читать далее 

Бессмертие человеческой личности как научная проблема. Академик В.М.Бехтерев.

Ниже публикуется речь, сказанная академиком В. М. Бехтеревым на торжественном акте Психоневрологического института в феврале 1916г. и первоначально напечатанная в «Вестнике знания» в 1918г. Многие нюансы данной статьи будут интересны любознательным читателям и сегодня…

***

БЕССМЕРТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ КАК НАУЧНАЯ ПРОБЛЕМА

Bulla_bekhterev_v В те моменты истории, как переживаемое нами время, когда почти каждый день приносит известие о гибели многих сотен и тысяч людей на полях сражений, особенно настойчиво выступают вопросы о «вечной» жизни и о бессмертии человеческой личности. Да и в обыденной жизни мы сталкиваемся на каждом шагу с потерей близких нам лиц — родных, друзей, знакомых — от естественной или от насильственной смерти.

«Произошел выстрел, и человека не стало». «Болезнь отняла от нас друга, который отошел в другой мир». — Так говорят обыкновенно над свежей могилой. Но так ли это на самом деле? Ведь если бы наша умственная или духовная жизнь кончалась вместе с тем, как велением рока обрывается биение сердца, если бы мы превращались вместе со смертью в ничто, в безжизненную материю, подлежащую разложению и дальнейшим превращениям, то спрашивается, чего стоила бы сама жизнь? Ибо, если жизнь кончается ничем в смысле духовном, кто может ценить эту жизнь со всеми ее волнениями и тревогами? Пусть даже жизнь скрашивается стремлениями в лице лучших умов к вечным идеалам истины, добра и красоты, но для самого человека, живущего и действующего, чем можно было бы оправдать преимущества этих идеалов по сравнению с теми или иными своекорыстными стремлениями? Ведь если нет бессмертия, то в жизни нет и морали, и тогда выступает роковое: «все дозволено!».

В самом деле, к чему мне заботиться о других, когда все — и я, и они перейдут в «ничто» и когда вместе с этим «ничто» устраняется вполне естественно и всякая моральная ответственность. Смерть человека без вечного духа, которую признают все религии и в которую веруют все народы, разве не устраняет почву из-под всякой вообще этики и даже из-под всех стремлений к лучшему будущему?

Если вместе со смертью навсегда прекращается существование человека, то спрашивается, к чему наши заботы о будущем? К чему, наконец, понятие долга, если существование человеческой личности прекращается вместе с последним предсмертным вздохом?

Не правильнее ли тогда ничего не искать от жизни и только наслаждаться теми утехами, которые она дает, ибо с прекращением жизни все равно ничего не останется. Между тем иначе сама жизнь, как дар природы, протечет без тех земных удовольствий и наслаждений, которые она способна дать человеку, скрашивая его временное существование.

Что же касается заботы относительно других, то стоит ли вообще об этом думать, когда все — и «я», и «другие» завтра, послезавтра или когда-нибудь превратятся в «ничто». Но ведь это уже прямое отрицание человеческих обязанностей, долга и вместе с тем отрицание всякой общественности, неизбежно связанной с известными обязанностями.

Вот почему человеческий ум не мирится с мыслью о полной смерти человека за пределами его земной жизни, и религиозные верования всех стран создают образы бесплотной души, существующей за гробом человека в форме живого бестелесного существа, а мировоззрение Востока создало идею о переселении душ из одного существа в другие.

Читать далее 

Тайна академика Владимира Михайловича Бехтерева

Владимир Михайлович Бехтерев (20 января (1 февраля) 1857, Сарали (ныне Бехтерево, Елабужский район) — 24 декабря 1927, Москва) — выдающийся русский психиатр, невропатолог, физиолог, психолог, основоположник рефлексологии и патопсихологического направления в России, академик.

В 1907 основал в Санкт-Петербурге психоневрологический институт — первый в мире научный центр по комплексному изучению человека и научной разработке психологии, психиатрии, неврологии и других «человековедческих» дисциплин, организованный как исследовательское и высшее учебное заведение, ныне носящее имя В. М. Бехтерева.

Академик Владимир Бехтерев всю жизнь пытался постигнуть тайну сверхчеловека. Владимир Бехтерев экспериментировал в области «психологии толпы». Как установил ученый, в коллективе происходит усиление эффекта внушения, причем наиболее успешное воздействие осуществляется на эмоции. Точнее говоря, речь шла о первых опытах по передаче мыслей и эмоций на расстояние.

В результате этих экспериментов, по мнению авторов версии, якобы и получилось «гипнотическое оружие» («идеологическое оружие»). Оно могло быть, с одной стороны, направлено на дезорганизацию и подавление неприятеля, а с другой стороны — помогать направлять и воодушевлять своих сторонников. Другими словами, это было оружие для покорения собственного народа. Результатами этих исследований очень интересовались на Лубянке и на Старой площади.

…Уже после смерти Бехтерева в 1929 году вышла в свет книга фантаста Александра Беляева «Властелин мира» — роман о том, как был создан аппарат для передачи мыслей на расстояние.

Вскоре после смерти академика все работы по мысленному внушению и парапсихологии были полностью засекречены. И лишь недавно стало известно, что они никогда не прекращались…