Анекдот недели

Само по себе, понятие бессмертие подразумевает вечность. Особенно, если это, говоря компьютерным языком, полная версия бессмертия. Но в распоряжении каждого человека пока находится лишь демо-версия бессмертия в форме вещественного тела (временной обители), жизненный цикл которого рассчитан примерно на 50-120 земных лет, причём без каких-либо гарантий от разработчика (Создателя, Творца, ПриРоды…).

Поломки и сбои тела возникают автоматически, в соответствии с заложенными в них алгоритмами функционирования,  для того, чтобы заставить каждого из нас задумываться о соответствии наших действий идеям «нашего» разработчика.

После завершения жизненного цикла тела, возможность убедиться в достоверности всего изложенного выше, предоставлена «по умолчанию» каждому обитателю «нашей» планеты. Именно поэтому этот факт никому не надо доказывать.

Так устроен этот Мир. 

А Вы как думаете?

 

Исследование теоретической возможности «пересадки» сознания в работах современных учёных. Таню Колев

Вперые опубликувано в журнале «ЧЕЛОВЕК, ЭВОЛЮЦИЯ, КОСМОС». N1, 1983. Журнал о современном человековедении. Основан в 1981 году ЛЮДМИЛОЙ ЖИВКОВОЙ. Международный редакционный совет. Главный редактор: проф. Димитр Филиппов.

 

Таню Колев

МОЖЕМ ЛИ МЫ ВЛОЖИТЬ В ИДЕЮ ЛИЧНОГО БЕССМЕРТИЯ НОВЫЙ СМЫСЛ?

«Если бы смерть была благом, боги  не были бы бессмертными». САФО.

Идея о личном бессмертии возникла в глубокой древности. Позднее к ней неоднократно возвращались, – прежде всего, религия, а также философия, естествознание. Идею дискредитировали, и снова выдвигали. Необходимо ли возвращаться к ней после подробного критического анализа[1], проведенного, с диалектической материалистической точки зрения, не так давно? Да, необходимо, причем может быть уже не столько с негативной позиции, а скорее с целью сохранения некоторых положительных моментов идеи, которые могут оказаться полезными в будущем, при осмыслении определенных конкретных научных результатов.

Можно начать с наиболее общих концепций старения и смерти живых организмов. Объяснение природы этих явлений является фундаментальной задачей общей биологии и геронтологии. Существует внушительное число различных «теорий» старения и смерти, но фактически большинство из них имеет значение только для прослеживания исторического хода познаний в этой области. Они построены на ошибочной методологической основе, ставя частное, вторичное явление – в качестве первичного, общего, ведущего, и не объясняют общих закономерностей вышеуказанных явлений[2]. Широкое распространение и признание получил  тезис, что процессы старения и смерти организмов целесообразные биологические явления, связанные с развитием видов[3]. Как указывает А. Б. Коган, одно из основных противоречий, возникающих при развитии жизни, заключается в разрыве между стабильностью форм саморегуляции живых систем и изменчивостью окружающей среды. При ограниченных ресурсах непосредственного окружения первым шагом эволюции неизбежно должно быть возникновение механизмов замены форм саморегуляции и самоограничения роста живых систем. Таким образом, непрерывный поток жизни преобразовался в разбросанные циклы. Имеется в виду возникновение «активного дополнительного регуляционного механизма, который на определенном этапе онтогенеза вступает в борьбу с механизмами, обеспечивающими жизнь, и прерывает ее течение»[4]. Таким образом, «старение и смерть представляют собой активные деструкционные функции организма, проявление биологической целесообразности для вида»[5]. Необходимо, однако, подчеркнуть, что жизнь несет смерть не в своей первичной сущности, а во вторичных законах эволюционного развития, при определенных условиях.

Естественно, что это представление о старении и смерти легло в основу критики религиозного бессмертия души, загробных миров и т. д., обосновывая тезис, что в старении и смерти нет ничего мистического и сверхъестественного. Как отмечает Джон Бернал, «сейчас мы должны принимать смерть не как мистическую судьбу, уготованную нам в качестве возмездия ревнивым богом, а, в сущности, как наследство, вытекающее из биохимических фактов и процессов»[6].., «как следствие того, что мы унаследовали тела, для которых смерть является нормальным завершением»[7]. Однако, некоторые авторы идут дальше и, увлеченные своим старанием до конца противостоять религиозным заблуждениям, ревностно убеждают, что если смерть биологически необходима, то она естественна и приемлема как для животных, так и для человека; что человек должен примириться с ней, и принять её, как неизбежность[8]. Это крайняя позиция, не отражающая верно положения дел, позиция не эвристическая, которая звучит неубедительно. Против нее можно привести ряд аргументов.

Во-первых, человек, разумеется, и биологический организм, но это – его не исчерпывает. Человек — это сложное интегральное образование, включающее в себя и биологическую, и социальную форму движения материи в определенной субординации. Соединение биологической и социальной форм движения у человека на индивидуальном и общественном уровне реализовано на базе и при гегемонии социальной формы движения[9]. Сразу же напрашивается вопрос — не вступают ли старение и смерть, являющиеся механизмами саморегуляции на уровне биологической формы движения, в противоречие с феноменами социальной формы движения? Не исчерпываются и не превращаются ли старение и смерть — в отношении человека в нецелесообразное явление для более высокой формы движения материи — социальной? Эту догадку нельзя отбросить просто так, ее необходимо подробно проверить, потому, что ряд проявлений подобной нецелесообразности налицо.

Во-вторых, «старение и смерть, несмотря на все увещевания и внушения религий, воспринимаются людьми как личная и общественная трагедия»[10]. Разумеется, есть и исключения: измученные тяжелой болезнью, или заточенные в темницы встречают смерть как спасение; очень старые люди, изолировавшиеся от общества, задолго до своей физической смерти — воспринимают её с безразличием и равнодушием; посвятившие свою жизнь какой-либо идее — спокойно и твердо; но, подавляющее большинство людей, – боится смерти, и стремится отсрочить фатальный конец!  Люди, в отличие от всего растительного и животного мира, наделены способностью осознавать окружающую действительность и самих себя, у них развито самосознание (собственное «Я»), может быть, поэтому, они столь сильно реагируют на смерть. «Умереть – не страшно, страшно – не жить!» (Анри Барбюс). Люди боятся не процесса умирания, не боли и агонии, а того, что навсегда исчезнут из мира, что навеки угаснет огонек их «Я». Тяжело и безнадежно звучат стихотворения древних и современных поэтов, говорящих об обреченности индивидуального существования.

Читать далее 

Исследование теоретической возможности «пересадки» сознания в работах современных учёных. Корчмарюк Ян Илларионович

Корчмарюк Я. И. Сеттлеретика, или оцифрованный мозг. (Секц. докл.)
// Высокие технологии и фундаментальные исследования. Т. 4: сборник трудов Десятой Международной научно-практической конференции «Исследование, разработка и применение высоких технологий в промышленности» 09 – 11. 12. 2010, Санкт-Петербург, Россия / под ред. А. П. Кудинова. — СПб. : Изд-во Политехн. Ун-та, 2010. — 424 с. С. 31 – 39.

«Глупо все яйца класть в одну корзину.»
(С) Народная мудрость.


«1. Постановка вопроса, и актуальность проблематики

(«риск апокалипсиса»).

Народ – мудр. И народная мудрость, приведенная в эпиграфе, – верна. Верна, даже если этих «яиц» у нас, – почти 7 миллиардов. И называются они, – «люди». А «корзина», – велика. И называется она, – «планета Земля».

А теперь, – поговорим серьезно. Из того абсолютно истинного, банального, и всем привычно-очевидного факта, что все люди живут на Земле, и нигде более, – следует очень важный, и не столь очевидный и тривиальный, вывод. А именно: наша, человеческая, фатальная уязвимость. Случись что с планетой Земля, с нашим общим космическим домом, какая-либо планетарная катастрофа, – не важно, по какой причине, – и человечеству придет скорый и неизбежный конец! А вероятность такой катастрофы, к сожалению, не нулевая. Более того, со временем она все более увеличивается.

Какие же катастрофы планетарного характера, – возможны? И, как всего этого, людям можно (и должно!), – избежать?

Катастрофы планетарного масштаба можно классифицировать, как минимум, попарно. По их отношению к Земле: на (1) экзогенные, или внешние (космические), и (2) эндогенные, или внутренние (собственно планетарные). По их отношению к людям: на (а) естественные (натурогенные, или природные), и (б) искусственные (антропогенные, или порожденные самими людьми). Таким образом, всего 4 возможных комбинации.

Что же нам делать? Как спастись человечеству от неминуемой, рано или поздно, гибели, как ему выжить? Кибернетика, на случай отказа жизненно важного блока в слабом звене цепи управления, предлагает его «дублировать и резервировать».

Тот же рецепт, ранее, был стихийно «выработан» живой природой, в форме размножения живых существ, и успешно себя оправдал. Несмотря на то, что на планете уже происходило несколько мировых катастроф, приведших к почти полной гибели всего «высокоорганизованного живого», жизнь и после них возрождалась, снова и снова. Но на это планете потребовались – миллионы лет, или хотя бы сотни тысяч лет. Опыта возрождения столь высокоразвитой разумной цивилизации, как нынешнее техногенное человечество, у планеты, – еще не было, и не факт, что именно так и будет.

Естественно предположить, что «дублированием и резервированием» человечества в целом, как самого слабого и уязвимого звена, было бы его расселение в космос, на другие планеты. Сначала, – в «ближний космос», на планеты нашей Солнечной системы. А затем, – и в «дальний космос», на планеты в иных звездных системах. Тогда, если человечеству «повезет» погибнуть на одной из обжитых планет, – то оно останется жить на других планетах . А погибнуть на всех планетах сразу, в одно время, – это ему надо будет очень сильно «постараться»…

Однако, на пути реализации этого спасительного решения, перед человечеством в его нынешнем виде, встают практически непреодолимые трудности.

Прежде всего, – открытый космос крайне неблагоприятен для биологической основы высокоорганизованных живых существ. Белково-нуклеиновый молекулярный субстрат, водно-липидная среда клеточных тканей, тонкая настройка и сложность физиологии, узкий диапазон величин жизненно важных параметров, гомеостатические механизмы, тупо мешающие разуму их свободно варьировать, и прочее, – практически не совместимы с космической средой обитания (физическим вакуумом, холодом вблизи абсолютного нуля, жесткой радиацией, перегрузками и невесомостью, и другими вредными космическими факторами). (Примечание: Не совместимы, по крайней мере, для высокоорганизованных живых существ, по уровню организации «выше» тихоходки (Tardigrada, Stelechopoda)). А обустройство космического корабля по типу экосистемы «маленькой Земли», с замкнутым циклом обеспечения, и многоуровневой защитой – настолько усложняют и удорожают данный проект, что практически закрывают его, для массовой эмиграции и колонизации космоса.

Дополнительное осложнение вносят и неизбежная смертность людей, и других высокоорганизованных живых существ, от старости и болезней, что резко ограничивает возможный радиус космической экспансии, при доступных ныне скоростях транспортировки в космическом корабле, много меньших скорости света в вакууме «це».

Организация смены поколений, во время долгого космического странствия, – добавляет проблемы: это и близкородственное скрещивание, с неизбежным вырождением; и психологическая несовместимость и конфликтность в малых группах; и этические проблемы при ограничении рождаемости, и/или насильственной, искусственной смертности, при перенаселенности, либо при искусственной генной модификации и клонировании; и риск внезапной гибели в пути – от эпидемии, радиационной или метеоритной атаки, техногенной аварии на корабле, и прочее.

Не является решением и, многократно обыгранный в научно-фантастических романах, способ «крионирования», или «анабиоза». Поскольку движение космического корабля «на автопилоте», под управлением «бортового искусственного интеллекта», – может привести к внезапной гибели корабля, при столкновении с внештатной ситуацией, разрешение которой не было заранее запрограммировано для данной системы ИИ, и требовало бы творческого подхода со стороны именно живого, и находящегося в сознании, разумного человека. ИИ же, с уровнем интеллекта, сопоставимым с человеческим и, тем более, – превосходящий его, – может принять собственные, эгоистичные, и конкурентные к транспортируемому им человечеству, решения. Проще говоря, намеренно погубить своих пассажиров.

Но, даже если вообразить, что все трудности долгого и опасного космического путешествия, – остались позади, – далеко не факт, что конечным пунктом назначения окажется планета, подобная Земле, и пригодная для жизни переселенцев. Таких планет, вообще говоря, крайне мало, в известном и доступном нам секторе дальнего космоса, они значительно удалены друг от друга, и от Земли, и полной информацией о них, – мы не располагаем.

Но, даже попав на такую благоприятную для проживания планету, и благополучно расселившись на ней, через некоторое время, по законам дарвиновской эволюции и социально-исторического развития, мы неизбежно получим отдельный биологический вид «гомо сапиенс», и возможного противника, врага в «звездной войне», – вместо «космического брата по разуму».

Из всего вышесказанного следует, что человек, в его нынешней форме «белково-нуклеинового примата (обезьяны)», – не пригоден для жизни где-либо, кроме породившей его планеты Земля, и не пригоден для дальних и долгих космических путешествий.

Читать далее 

Исследование теоретической возможности «пересадки» сознания в работах современных учёных. Черниговская Татьяна Владимировна

ПРО ФОРМИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Николай Усков: Поскольку я историк, меня волнует история мозга, а не только его нынешнее состояние. Человек разумный появился на нашей земле 40 тысяч лет назад, а цивилизация — письменность, государство, культура — где-то около третьего тысячелетия до н.э. Чем человек разумный так долго занимался? 37 тысяч лет мы не знаем, вообще что было с его мозгом.

Татьяна Черниговская: Во-первых, вы оптимист, если верите, что человек разумный появился. У меня лично нет доказательств того, что это действительно случилось. Но если без шуток, то вопрос со временем очень трудный. Естественно, документов никаких нет и быть не может, а значит это только, что кого-то откопали. Откапывают все время. Ни у кого из тех, чьи останки попали к специалистам, на лбу не написано homo sapiens он или нет. Конечно, вы будете правы если скажете, что есть анатомические особенности, объем мозга. Но, скажем, у неандертальцев мозг был больше чем у homo sapiens. Поэтому были другие игроки на этом поле. Homo sapiens, неандертальцы, homo altaensis, денисовский человек, который был обнаружен на Алтае – эта история все время меняется. Думаю, что это вовсе не 37 тысяч лет, а 370 тысяч. Мы главных вещей не знаем и не узнаем никогда. Например, где тот гений, который придумал ложку или иголку? До нас дошли очень отрывочные сведения.

Сейчас первую скрипку играет генетика. Еще несколько лет назад на лекциях студентам я говорила, что неандертальцы нас особо не интересуют, потому что это тупиковая ветвь, они нам не родственники: бастарды, незаконнорожденные и вообще – какое нам до них дело. Сейчас так сказать уже нельзя, потому что секвенирован геном неандертальца и геном человека. Генетики очень серьезно работают, есть объективные и точные данные про то кто, кому родственник, а кто, кому – тупиковая ветвь. Получается, все это – наши родственники, что пугает.

Николай Усков: Вы щадите аудиторию. Нужно представить таблицу эволюции человека, где нарисован неандерталец и потом человек разумный из школьных учебников по биологии. Представьте, что вашим соседом по лестничной клетке является неандерталец.

Татьяна Черниговская: Несколько лет назад шла я мимо Мариинского театра и видела живьем неандертальца. Он был одет, как мы, у него огромного размера лоб, большие страшные надбровные дуги. Более того, он был плодоносящий, потому что вез коляску с двумя младенцами. Так что они действительно среди нас.

Если без шуток, есть некоторые гены, которые, пожалуй, человеческие. Например, один имеет отношение к языку и коммуникации, в его определенной модификации. Его человеческий вариант находится у денисовского человека или у неандертальца и ему, скажем, двести тысяч лет — из этого следует, что у этого существа мог быть язык. Понимаете, какая беда? У нас время возникновения человеческого языка постоянно отодвигается, он все древнее и древнее. Недавно говорили 20 тысяч лет, потом 30, потом 50, сейчас, если мне скажут 250, я даже и не вздрогну. Почему я на язык выхожу? Потому что наличие языка – это наша биологическая особенность.

Человек не тот, у кого нет хвоста, перьев и шерсти, и он ходит на двух ногах, но еще и тот, кто говорит. У нас не было данных о том кто, что и когда говорил, а теперь они стали появляться. Косвенные, но всё же. И тогда это удлиняет нашу человеческую историю, возможно, на очень много тысяч лет.

Николай Усков: Тогда это работает на тезис вашего компатриота Александра Невзорова, который все время повторяет: человеческий мозг настолько ничтожен, что за столько тысяч лет не смог создать какую-нибудь простую вещь, например, зажигалку. Вот после этих трех тысяч лет, третье тысячелетие до нашей эры, когда появляется цивилизация прошло ещё почти пять тысяч лет прежде чем появилась зажигалка.

Татьяна Черниговская: Невзоров – хулиган! Он любит эффектные выражения, это просто эпатаж, мы же понимаем, что зажигалка здесь не при чём. На ваши вопросы есть много разных вариантов ответа. Например, время очень сильно ускорилось. Буквально проходят чуть ли не месяцы, если уж говорить в терминах зажигалки, то появляются гаджеты, которых три месяца назад вообще ещё не было. То есть мы куда-то несемся с гигантской скоростью и, повторяю, эта скорость растет. Если вернуться к теме человеческого языка, то возникновение 10 слов требовало тысячи лет. Это очень медленно шло. Что делал человек? Выживал! Что мог, то и делал. Мы не можем предъявлять претензии к нашим биологическим предкам, потому что так устроен мир.

Читать далее 

Исследование теоретической возможности «пересадки» сознания в работах современных учёных. Куссуль Эрнест Михайлович

Вниманию читателя предлагается великолепная статья доктора технических наук Э.М.Куссуля (Институт кибернетики АН УССР), которая была впервые опубликована в журнале «Химия и Жизнь», 1986, № 2, С.56-60. под названием «Переселенцы». Предисловие к ней написано Академиком АН УССР Н.М.Амосовым. Статья приводится в полном объеме без каких-либо сокращений.


«Электронная техника развивается быстро…»

Представим себе, что несколько сот лет назад некий изобретатель придумал телевизионный принцип получения изображения. Чтобы объяснить свой принцип, он прорезал в темном полотне узкое отверстие, зажег свечу и направил на стену луч света. Потом, перемещая свечу и временами заслоняя ее ладонью, он начал объяснять зрителям, как из «мигающего пятнышка света, которое ползет по стене, могут получаться целые картины, как в будущем люди в каждом доме станут смотреть сцены из жизни животных и события, происшедшие за минувший день. Пожалуй, нетрудно вообразить реакцию оппонентов на это выступление-

Сегодня мы моделируем процессы мышления человека, формирования его личности, но забываем иногда, что самая лучшая из наших машин уступает в скорости человеческому мозгу значительно больше, чем свеча уступает современному телевизору. Дело в том, что мозг обрабатывает информацию параллельно, а машина — последовательно. Однако электронная техника развивается быстро, уже появляются машины, работающие параллельно. Пройдет какое-то время, и проблема воспроизведения человеческой личности в машине не будет уже казаться фантастичной.

С появлением таких возможностей (о чем говорится в напечатанной ниже статье) возникнет много психологических, моральных, этических вопросов, и думать о них нужно уже сейчас.  

Академик АН УССР Н. М. АМОСОВ.

Проблема долголетия — едва ли не самая древняя в науке. И всегда люди готовы были пустить в ход все свои знания, чтобы хоть как-то отсрочить старение и смерть. Трудно, конечно, сравнивать современные теории старения и методы продления жизни с теми, которые предлагались в древние времена, но стоит внимательно присмотреться к ним, как сразу обнаруживается общее. Это общее — растерянность: и то пробовали, и это, а ровным счетом ничего не получается…

Чем энергичнее попытки, тем глубже и длительнее разочарование. Так было, например, в начале нашего столетия, когда хирург С. Воронов объявил о том, что нашел способ омолаживания — подсадкой половых желез от обезьян по особой методике, при которой, считал Воронов, ткань не отторгается. В конце концов способ оказался несостоятельным: пересаженная ткань быстро деградировала, хотя признаки омоложения сразу после операции действительно наблюдались. То была не единственная сенсация такого рода; и после каждой начинает казаться, будто заниматься продлением жизни чуть ли не шарлатанство. Но проходит срок, и снова находятся люди, которые с необычайным упорством берутся за дело. Оно стоит того.

Если спросить, что именно в человеке надо уберечь от гибели, то вопрос поначалу может показаться нелепым. Организм человека един: сердце, легкие, мозг не могут жить друг без друга. И все же такой вопрос был поставлен — тогда, когда появилась кибернетика.

Быть может, самое важное достижение кибернетики — это четкое понимание различий между информацией и ее материальными носителями. Одна и та же информация может содержаться в радиопередаче, в журнальной статье, в голове человека, прочитавшего журнал, на ленте магнитофона, на телевизионном экране, на любом другом носителе. Буквы ничуть не похожи на радиоволны и еще меньше — на биохимические коды в нервных клетках нашего мозга, но это нисколько не мешает нам отождествлять информационное содержание сообщения. Информацию можно переписывать с одного носителя на другой, она не зависит от физической природы объекта, с которым связана.

В таком случае возникает вопрос: то, что считается человеческой личностью, не есть ли это информационное содержание мозга и периферийной нервной системы? Если отбросить мистику, то надо признать, что даже такие высшие свойства личности, как человеческое сознание, отражают материальное существование. «Сознание никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием,— писали К. Маркс и Ф. Энгельс,— а бытие людей есть реальный процесс их жизни» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения. Т. 1, с. 14. М.: Политиздат, 1985).

Личность формируется под воздействием внешней среды и общества. Но информацию, которая содержится в мозге человека, можно воспроизвести в модели на другой физической основе, скажем, при помощи некой кибернетической машины. В таком случае можно попытаться продлить жизнь личности, независимо от того, сможет ли наука бороться со старением тела. То есть сохранить человеческое «Я», с его опытом, способностями, характером, переживаниями и страстями, «переселившись» в специальную машину.

Как только возникла кибернетика, так появились и люди, которые ставили перед собой именно такую цель. Правда, в то время цель казалась столь отдаленной, что редко кто решался вслух говорить об этом. Но электронная технология и кибернетическая наука развиваются так стремительно, что, похоже, приближается время, когда технических препятствий на этом пути уже не будет. Поэтому давайте рассмотрим хотя бы некоторые вопросы, связанные с проблемой «переселения».

Первый вопрос, который приходит в голову, когда начинаешь говорить со сторонником «переселения»: а зачем все это нужно? Ведь нельзя же думать всерьез, что если ты воспроизвел структуру своего мозга и перенес в нее всю информацию, то ты, именно ты перешел в новую материальную оболочку. Ну, появилась твоя копия, твой двойник; да мало ли на свете людей, похожих на тебя? Ты — это ты, они — это они. Подойдет старость, пробьет твой час, и тебе ничуть не легче будет от того, что ходит по земле кто-то совсем такой же, как ты. Можно допустить с большой натяжкой, что кибернетический двойник будет считать себя твоим продолжением, но ты этого не почувствуешь.

Возражение кажется убийственным, но «переселенец» через это уже прошел. У него есть ответ, а возможно, и несколько ответов. Многое зависит от того, говорит он, что предшествует «переселению» и как оно происходит. Акта «переселения» как такового может и не быть. Вот пример: длительное время я живу в тесном контакте с машиной. Все, что поступает через ее рецепторы, воспринимаю я, и наоборот, все образы и мысли, возникающие у меня, становятся достоянием машины. Постепенно происходит такое слияние, что уже невозможно определить, чья это мысль, чье желание — машины или человека. Как говорил академик В. М. Глушков: «Тогда, возможно, он начнет чувствовать, что он — это он и в то же время он —¦ это машина»! С наступлением старости все больше функций переходит к машине, слабеющий мозг отключается постепенно, без каких- либо потрясений и видимого беспокойства, как и в обычной жизни мало-помалу, незаметно исчезают многие свойства мозга у склеротических больных. Тогда человек (вновь цитируем В. М. Глушкова) «полностью отдает свое самосознание, а значит, и всего себя, со своими эмоциями, чувствами и всем остальным, кроме, конечно, телесной оболочки, делая себя практически бессмертным».

Читать далее