Есть ли Духи? Мнение К.Э.Циолковского

Продолжая исследование объектов, которые люди издревле именовали Духами, обязательно необходимо упомянуть статью Константина Эдуардовича Циолковского, в которой он постарался ответить на вопрос «Есть ли Духи?» ещё в 1932 году (публикация осуществляется на основании документов, хранящихся в архиве РАН и опубликованных ранее на сайте www.tsiolkovsky.org):

«Здесь часто упоминается слово дух. Чтобы не вызвать каких-либо недоразумений у читателей, мельком просматривающих этот труд, сообщу заранее следующее.

Я признаю только такой дух, который составлен из материи более разреженной и элементарной, чем известная нам. Это понятие относительное. Так известные нам животные будут духовны по отношению к тем, которые образуются через дециллионы лет, из более сложной и плотной материи.

Мои духи те же животные: совершенные или несовершенные, смертные или бессмертные.

В старину воздух и запах считались также духами по отношению к плотным телам. В таком же смысле и я употребляю слово дух или слово нематериальность. Наши предки воздух и запах также считали нематериальными. Это упрощение терминологии, использование распространённого языка, исправление смутных и ненаучных предчувствий, примитивной народной мудрости, интуитивного знания.

Если подразумевать под словом дух нечто нематериальное, не имеющее ничего общего с веществом, то такого духа не существует. Действительно, это составит двойственность (дуализм) в размышлении. Тогда мы должны признать два начала во вселенной: материальное и духовное. Раз они не имеют ничего общего, то и воздействовать друг на друга они не могут. Значит такой духовный мир, если и существует, то для нас его как бы нет. Выходит, что дуализм в самом себе содержит противоречия. Да и зачем сложность, когда можно обойтись простотой.

Дух, как основа животного, как сила оживляющая мёртвое тело также не существует. В самом деле, мы ничего не находим в органических существах, кроме мёртвой материи. Как автомат приводит в движение его механизм, так и человек или другое животное проявляет все свои жизненные действия вследствие его устройства. Как в автомате испорченный рычаг или сломанное колесо останавливает всю машину, так и порча какой-либо одной или нескольких частей животного останавливает жизнь.

Но в человеке, во всех организмах и всех мёртвых телах есть нечто постоянное, что не только не исчезает, но и не распадается на части в течение многих биллионов лет. Это атом или его часть. Одним словом, неразрушима основа материи, неизвестное ее начало, истинный, неделимый, последний, самый простейший элемент материи. Он бессмертен, вечен и неизменяем.

Коли его назвать духом, то такой дух действительно существует. Он никогда не умирает, ему свойственна примитивная способность ощущать. Но под ощущением этим не надо понимать ощущения человека, или подобных сложных животных: оно бесконечно проще и потому невообразимо. Только когда атом входит в состав сложных агрегатов, каковы организмы, зарождается в нём ощущение, сообразное сложности того животного или его части, в состав которого он входит.

Этот дух есть первичный атом. Он даёт уверенность всякому сознательному высшему животному в непрерывном существовании. Только существование это, по своей силе, меняется от нуля до значительной величины ощущения человека и более высоких существ.

(Понятно, что всякое существо есть союз таких духов, жизнь и чувства которых весьма разнообразны и соответствуют свойствам клеточек, в состав которых входят эти духи).

Моё рассуждение в «Монизме вселенной» разъясняет это подобно и приводит и тому выводу, что в космосе нет ничего, кроме высшей, сознательной, бесконечной и счастливой жизни. Остальное, по малости, незаметно.

Но оставим это. И возвратимся к условному сложному духу, т.е. к подобию известных нам животных.

Вселенная не имеет ни начала, ни конца. Материя непрерывно усложнялась, т.е. из своих простейших элементов она составляла все более и более сложные комбинации. Мы говорим про водород, про 92 состоящих из него атома, про молекулы разных химических соединений, про более сложные органические и живые молекулы, про клеточки, про растения, животные, человека и зрелые существа планет. Впрочем, ни начала, ни конца этой цепи мы не найдём. Начала нет, потому что прошедшее бесконечно, а конца нет, потому что будущее бесконечно.

Водород и состоящие из него комбинации, суть результат бесконечной работы космоса. Это одно звено бесконечной цепи, но разных сочетаний. Сам водород сложен.

Есть ещё атом эфира, масса которого в тысячу миллиардов раз меньше массы водорода. Последнее подтверждает бесконечную сложность материи, бесконечную сложность известных комбинаций неизвестных элементов.

Настоящая материя, настоящий мир, доступная познанию вселенная есть продукт бесконечных времён.

Взявши вселенную, какой она была дециллионы дет тому назад, мысленно увидим иной космос, составленный из более простых атомов. Там другие солнца, другие планеты и другие организмы. Они проще, эфирнее и едва ли доступны для наших грубых чувств.

Условно, их можно считать нематериальными по отношению к нам. Условно же мы можем назвать их духами. Такие духи несомненно существуют.

Уйдём ещё на дециллионы лет назад. Мысленно встретим ещё более разреженный простой мир, недоступный даже для (чувств) духов 1-го рода. Последний будет грубо материален по отношению к духам 2-го рода.

Идя таким образом назад через ужасающие скачки времён, встретим нашим воображением бесчисленные кадры существ, все более и более разреженных, которые (все) по отношению х нам (условно) могут быть названы духами, хотя начало их такое же, как и нас, т.е. материя более или менее простая.

Если нам мало промежутков в дециллионы лет, то возьмём дециллионы в дециллионной степени или ещё больше. Бесконечность можно разделить на бесконечности же, и число последних будет без границ. Потому во всяком случае мы встретим эти бесчисленные кадры организмов, не доступных друг другу (грубый пример: человек не может разговаривать с червём, а червь с бактерией).

В этой цепи каждый кадр условно нематериален (разрежен) по отношению ко всем последующим кадрам, и условно же материален по отношению ко всем предыдущим.

Спрашивается, существуют ли теперь эти бесчисленные кадры условных духов? Ограничимся аналогией. На Земле начало жизни исходит из неорганической материи. Собственно, каждый её атом есть первичное существо. Это первичное существо, сочетаясь о такими же, дало одноклеточные и многоклеточные организмы, т.е. все растения и всех животных. Мы видим одновременно и мёртвую материю и живую всевозможных рангов. Времена-то прошли для всех их одинаковые, но одни существа достигли высшего развития, другие — низшего, а третьи остались мёртвыми молекулами.

Так, может быть, было и при эволюции вселенной: время-то прошло одно и то же, но одна материя доросла до духов 1-го ранга, другая до духов 2-го и т.д., а большая часть вещества осталась в первобытном виде, т.е. в образе сырого неорганизованного материала.

Итак, возможно, что одновременно (сейчас) существуют недоступные нам существа всевозможных рангов.

Какова же сложность каждого ранга, каково относительное его совершенство? Таково ли оно, как в органическом мире Земли (равных степеней развития), или же, в своём роде, каждое совершенно?

Обратимся опять к нашей планете, к её будущему. Человек непрерывно размножается и совершенствуется. Ему становится тесно на Земле. Его разум и познание природы говорят ему, что нигде не должно быть ничего несовершенного, потому что несовершенство есть зло — страдание и ему оно, конечно, нежелательно. Животные и преступники несчастны, не только потому, что жестоки друг к другу, но и потому, что не сознательны. Вследствие этого человек понемногу сам тесно заселяет всю Землю и по возможности безболезненно ликвидирует всё несовершенное. Но Земле ничего не остаётся, кроме него и полезных ему растений. Весь органический мир превратится в одну породу сравнительно совершенных существ.

Подобное этому может произойти в каждом из рассматриваемых громадных отрывков времени: каждый кадр «духов» достигает своего возможного совершенства, не оставляя места для существ слабых, обречённых на взаимные муки.

Всё же можно думать, что они в общем элементарнее и по сложности устройства и по функциям жизни — тем более, чем дальше назад.

Кажется, зачем всё это, т.е. к чему эта моя речь? Ну существуют бесчисленные духи, но ведь взаимодействия их друг на друга невозможно. Ни один дух не может влиять на высшие или низшие кадры, значит и на нас. От них нам ни тепло, ни холодно. Нашим чувствам они недоступны. В нашей материи они преобразования сделать не могут. Но, во-первых, в этой независимости «духов» друг от друга ещё можно сомневаться, во-вторых, выскажем следующее.

Животное умирает, т.е. распадается на более простые существа. Через некоторое время его части возникают в более сложных агрегатах, напр., в виде животного, человека или ещё более сознательного существа. На Земле, при теперешних условиях, и на это надо несколько миллионов лет или менее: тем меньше, чем проще и распространённее комбинации, в которых он оживает.

Если взять много больше времени, то самые атомы существа распадаются на более простые части и умершее животное получает вероятность возникнуть в виде одного из духов.

Чем больше прошло бесконечностей времён, тем глубже может быть разложение известных нам атомов, тем проще и разреженнее получится материя и элементарнее из неё духи.

Таким образом, мы можем возникнуть в форме бесчисленного ранга духов, в зависимости от громады протёкшего времени.

Следовательно, трактат этот касается нашего бесконечного будущего, указывает на его возможности и не может не иметь значения. Мы не знаем какова эта жизнь в духах разных категорий. Думаем только одно, что она в своём роде совершенна, т.е. сознательна, разумна и не сопряжена с мучениями. Также, можно надеяться, будет и с нашей, сравнительно очень короткой, земной органической жизнью (т.е. и она достигнет лучшего).

Картина первого периода времени для всякого теперешнего известного нам сложного атома такова.

Он множество раз возникает для жизни обычной, известной вам, только совершенной. Каждое воплощение совершается в плотную, знакомую нам материю. Но вот протекает неизвестный, но громадный период времени, своего рода бесконечность, и животное (или известный атом) начинает много раз возникать в образе духа первой категории. Протекает ещё бесконечный этап времени и то же животное возникает в форме духа второй категории. И так без конца.

Тут бесконечностями я означаю только неизвестные громадные времена, необходимые для глубокого разложения материи и возникновения из неё существ.

Мы смотрели пока только на распадение наших сложных атомов на более простые. В такой же совершенно степени возможно и усложнение атомов. Заглянем же в будущие времена с этой точки зрения. Первый протекший этап бесконечности даёт сложный атом и такой же сложный живой и мёртвый мир, в сравнении с которым наш мир оказывается эфирным, условно не материальным, т.е. крайне разреженным.

Ещё такой же этап времени образуется более массивный атом, плотный мир и плотные организмы, в сравнении с которыми и плотный мир 1-го ранга окажется воздушным, условно нематериальным. И так без конца.

Таким образом, получим ещё столь же возможную панораму будущего существования любого агрегата настоящего момента.

Тут должны получиться существа всё более и более плотные, всё более и более сложные и, вероятно, с более богатою жизнью, сообразно плотности животного. Подбор каждого кадра должен в конце концов образовать совершенную породу, устранив всё слабое и страдальческое.

Резюмируя сказанное, найдём, что этап времени какого-либо порядка даёт вероятность попасть в мир такого же порядка — положительный или отрицательный.

Первый даёт усложнение материи, уплотнение её в более богатую жизнь. Второй обещает разложение атома, более элементарную материю, более лёгкую и упругую и жизнь, составленную на неё. Возможно, что она проще. Все зависит от случайности, от игры атомов. Возможна не только жизнь высшей категории, но и низшего разряда, напр., не только десятого разряда, но и первого, второго и т.д. разряда.»

К.Э.Циолковский
«Есть ли Духи?»
март 1932
(машинопись, Архив РАН: Фонд №555, Опись 1, Дело №479)